На обрыве под соснами

Как ни пытался я себя заставить, а уснуть никак не мог. Каждые пять-десять минут я открывал глаза, глядя на красные цифры электронных часов, но проклятое время, словно издеваясь, тянулось безумно медленно.
Будильник я поставил на два тридцать ночи, но поняв, что уснуть все равно не получится, встал и пошел на кухню ставить чайник…

На обрыве под соснами

Фото: Васильева Дмитрия.

Внедорожник, гудя резиной, шустро наматывал километры по ночному Горьковскому шоссе.

Я никуда не спешил, получая удовольствие от созерцания зарождающейся зари.

Мимо пролетали города и златоглавые храмы, приближая меня к берегам Волги-матушки.

Вскоре под Нижним Новгородом меня нагнал Сергей, ехавший со своей семьей, остальные члены нашей большой команды двигались с трехчасовым интервалом, так что на нас лежала задача по поиску места, подходящего для обустройства лагеря.

Место для нас было новое, так что, исколесив полторы сотни километров берега и опросив с десяток местных жителей, мы поняли: на противоположный берег Волги придется переправляться на пароме.

Дорогу осилит идущий, отыщет желанное ищущий, вот и мы наконец нашли что хотели.

С обрывистого песчаного берега, утопающего в зелени соснового бора, открывался потрясающий вид на водную гладь с множеством островов и заливов, напоминающую нижневолжские раскаты.

На солнечных кочках между сосен краснела земляника, глубже в лесу в достатке было малины и черники, и, что самое главное, на километр вправо и настолько же влево не было ни единой души.

Пока мы устанавливали палатку, а жена Сергея Наталья наводила чистоту вокруг будущего лагеря, подъехали остальные ребята со своими семьями. Многих я видел впервые, так что с одними познакомился, с другими обнялся после долгой разлуки из-за отмены весенней охоты.

 

На обрыве под соснами

У берега мелко, поэтому вдалеке от него приходится строить мостик, чтобы ловить на удочку. Фото: Васильева Дмитрия.

Ожил песчаный берег, завертелась, забурлила походная жизнь, наполнив радостными, звонкими голосами пустынный сосновый бор. Пока рос палаточный лагерь, я развел огонь и принялся за приготовление обеда. Через пару часов разноцветный походный «микрорайон» украшал лес, словно новогодние шары праздничную елку.

В установленной кухне, напоминающей огромный шатер, собрались и детвора, и взрослые. Наконец-то начался отдых, которого все ждали целый год. Под ароматный борщ зазвенели рюмки и бокалы, зазвучали тосты, полилась звонким ручьем теплая, непринужденная беседа…

День незаметно клонился к закату, остужая раскаленное огненное солнце в блестящих волжских водах. Багровые тона постепенно меркли, воздух становился голубым и прозрачным. На небе зажглись первые звезды, делая более яркими языки пламени потрескивающего костра. На мангале шипел, капая жирком, сочный шашлык, источая волшебный аромат. Вдалеке громко кричали, «били» чайки, у берега под обрывом, в гуще водорослей, чмокала и плескалась белая рыба.

Поужинав, мужская половина принялась накачивать лодки, готовить снасти к утренней зорьке. Девчонки весело обсуждали перипетии прошедшего дня, уставшая детвора играла в отведенной для этого палатке.

С каждой минутой свет поглощала ночная мгла, пока не стало совсем темно. К первым самым ярким звездам присоединялись все новые и новые, и вскоре бездонный ночной купол загорелся от миллионов далеких огоньков, холодная красота которых могла вскружить голову любому, кто в этот момент смотрел вверх.

Закончив со снастями, мы собрались в уютном шатре-столовой. Только что снятая с углей вторая партия шашлыка, подоспела вовремя, и под дружный звон бокалов, задорный смех и нескончаемые разговоры наша веселая компания проводила угасший день и встретила наступившую ночь…

 

На обрыве под соснами

Над каждой палаткой развевался семейный стяг. Фото: Васильева Дмитрия.

Только рассвет заглянул за полог моей палатки, как глаза сами открылись, несмотря на то что до подъема по будильнику времени оставалось больше часа. Встаю, потому что уснуть уже не смогу, да и когда проснутся ребята, я уже приготовлю завтрак, сэкономив время. За хозяйственными заботами час пролетает, как один миг.

Бужу рыбаков и накрываю на стол. После сытного завтрака, взревев моторами, все разбегаются на лодках в разные стороны в поисках рыбы. Павел с Юрием идут направо вдоль береговой бровки, Николай — прямо к камышовым островам, мы с Сергеем берем левее, к противоположному берегу.

Произведя разведку и приблизительно поняв карту глубин, встречаемся на берегу во время обеда. По сияющему, как начищенный самовар, лицу Юры понятно, что он что-то поймал. Наша догадка оказалась верной. На изогнутом сосновом суку висела пятнистая хищница щука на пять с половиной килограммов. От души поздравляем счастливчика, которому в отличие от нас удалось обрыбиться.

После сытного обеда Артем закинул донку и посвятил себя ловле белой рыбы, Сергей с сыном ушли за хищником, я же, поддавшись на уговоры его жены Натальи, повез ее половить хищника троллингом.

Не зря говорят, что новичкам везет! Не успела она распустить свою снасть, как тут же на крючки ее воблера сел приличный окунь, приведя новоиспеченную рыбачку в восторг. Чуть позже на свале глубин ей попался килограммовый жерех. После двух пойманных рыбин удача больше нам не улыбнулась. Пройдя все перспективные места и не увидев ни одной поклевки, возвращаемся в лагерь. Детвора плещется в воде, веселые крики раздаются на всю округу. Сосредоточенный Артем внимательно следит за сторожком-колокольчиком своей донки. Девчата, надув матрас, нежатся в лучах жаркого солнца, посматривая на купающихся детей.

 

На обрыве под соснами

Вытаскивая щуку из травяных зарослей, приходится применять силу. Фото: Васильева Дмитрия.

Увидев улов Натальи, все ее хвалят, единогласно нарекая Богиней рыбалки. Вечером, поев вкуснейшего плова, который приготовил Сергей, мы с Николаем отправляемся к противоположному берегу, чтобы в тихих заводях, заросших кувшинками, расставить пять жерлиц на щуку. Жерлиц-рогулек я привез гораздо больше, но подходящих по размеру живцов только пять штук. Так что, воткнув привезенные с собой колья и надев на них нехитрую снасть с трепещущими на двойниках плотвичками, мы в полной темноте отправляемся обратно в лагерь.

В ночной мгле зажигается свет в кухонном шатре, который служит нам ориентиром для возвращения. В темноте, недалеко от берега, угадываются силуэты сидевших на помосте рыбаков. Подплыв на лодке чуть ближе, мы видим Артема и Гришу, сына Николая, которые ловят ночного леща. Ну что же, дело хорошее! Желаем им ни хвоста, ни чешуи.

Вытащив лодку на берег, поднимаемся вверх по крутой извилистой тропинке, где на вершине обрыва горит, потрескивая дровами, костер. В шатре, как всегда, весело и шумно. Присоединяемся к друзьям, я произношу тост за Юру, поймавшего трофейную щуку, за Богиню рыбалки, за хорошую погоду, за друзей и много еще за что…

 

На обрыве под соснами

Cпециальный захват — удобная вещь, чтобы не порезаться о щучьи зубы. Фото: Васильева Дмитрия.

Как всегда, просыпаюсь до восхода солнца, готовлю завтрак и бужу рыбаков. Неспешный перекус — и мы на воде. Распускаем снасти, и буквально в ту же секунду у Сергея происходит первая поклевка. Удилище сгибается в дугу, рыба, сопротивляясь, мотает головой и встает против хода лески. Наконец хищник всплывает на поверхность, и мы видим щуку весом никак не меньше трех килограммов. Сергей борется с пятнистой хищницей, подводя ее все ближе к лодке. Я прошу его подать мне подсачек, друг нагибается за ним и невольно дает слабину плетеному шнуру. Этого хватает, чтобы щука выдала свечку и освободилась от засевшего в ее пасти тройника. Обидно! Но ничего не поделаешь, кому-то из нас должно повезти.

Поклевка происходит на свале глубин с двух на пять метров. Проходим по краю этого свала, и вторая хищница садится на приманку Сергея. В этот раз все четко, и поборовшаяся совсем недолго щука оказывается в сетке сачка. Эта уступает первой вполовину и весит не больше полутора килограммов.

Возвращаемся обратной дорогой вдоль свала, и снова поклевка. На этот раз воблер атакует килограммовый жерех, которого Сергей без каких-либо проблем поднимает на борт. Обойдя все перспективные места, мы не поймали больше ни одного хвоста. Решаем заплыть в кувшинковую заводь и половить живца, чтобы выставить оставшиеся жерлицы. Бросаем тут якоря и, закормив точку, приступаем к рыбалке. Поклевки не заставляют себя долго ждать.

 

На обрыве под соснами

Для кого-то из нас местные трофеи были первыми в жизни. Фото: Васильева Дмитрия.

Рыбья мелочь жадно хватает опущенную в воду наживку. Я ловлю на червя, Сергей — на опарыша. В первые тридцать минут рыба предпочитает червя, но, распробовав личинок мухи, клюет у моего напарника, и теперь он едва успевает снимать рыбу с крючка. В его улове и красноглазая плотва, и серебряный подлещик, и голубоватый синец, и вездесущая уклейка.

На очередной поклевке на крючок садится довольно увесистая рыба, когда Сергей поднимает ее на поверхность, мы видим отливающую золотом красноперку весом около четырехсот граммов. После мелочи вид золотой рыбки приличных размеров обескураживает Сергея, он теряется и упускает свой улов, не успев попросить исполнить хотя бы одно желание взамен…

После обеда, забрав заготовленные для жерлиц колья, мы отправляемся на трех лодках в заводи, чтобы в приглянувшихся местах воткнуть колья и поставить на них жерлицы. Пока Юра, Николай и Сергей ловят живца, мы с Павлом настораживаем жерлицы, благо живца поймали с утра достаточное количество. Когда все рогатки оказываются на кольях, мы возвращаемся к друзьям и продолжаем рыбалку. За азартной ловлей мелочи не замечаем, как быстро пролетает время.

Висевшее высоко в голубом небе солнце сползло вниз, коснулось зеленых вершин деревьев, растущих на противоположных островах, раскрасило воду золотом лучей, заставив жмуриться и прикладывать ладонь к бровям. Вездесущие крачки, устав за день, притихли на травяных кочках посредине огромного плеса, заросшего кувшинками. Чомга-мать с пятью малышами выплыла из зарослей рдеста и, увидев нас, повела их за собой в противоположную сторону.

Под самым берегом острова, в стеблях камыша, если внимательно приглядеться, можно заметить притаившуюся серую цаплю. В тростнике, растущем островами вокруг, кудахтали болотные пастушки, крякали утки. В листьях кувшинок, чмокая, кормилась мирная рыба. Временами раздавались всплески жирующего хищника, гонявшего зазевавшуюся рыбью мелочь…

 

На обрыве под соснами

Поставушка в виде живцовой рогульки — эффективный способ добычи щуки
на мелководье. Фото: Васильева Дмитрия.

На обратном пути проверяем выставленные пару часов назад жерлицы. Одна из них полностью размотана, а леска натянута в сторону тростникового острова. Павел правит веслами, подводя меня к колу с размотанной рогулькой. Хватаюсь за леску и сразу ощущаю рывки хищницы, попавшейся на крючок. Движемся по леске вперед, выпутывая ее из переплетений в стеблях кувшинок. Наконец вижу бурун от беснующейся на том конце рыбы.

Руку ощутимо дергает, когда щука в очередной раз пытается освободиться от крючка, засевшего в ее пасти. Я отдаю ей часть лески, ослабив рывок, и тут же вижу широкое пятнистое тело хищницы, извивающееся в темной воде в переплетении стеблей кувшинок. Плавно подвожу руку под жабры и вытаскиваю в лодку двухкилограммовую щуку. Следом за ней достаем еще одну, поменьше. Снасть работает!

Возвращаемся в лагерь с последними лучами солнца. На ужин жарим пойманных щук, которые на голодный желудок, да под стопочку, идут на ура. В этот вечер мне кажется, что вкуснее рыбы я еще не пробовал…

Утром следующего дня мы на трех лодках отправились в «дальнее» рыболовное путешествие, целью которого было выйти из лагеря, пройти озеро Заводь, через протоки выйти на основное русло Волги, замкнуть круг и другими протоками возвратиться в лагерь, по пути любуясь местными красотами и облавливая все интересные места.

Погода в этот день была просто сказочная, мы предавались любимому хобби, останавливаясь по пути на отдых и перекус. Время от времени мы выуживали из волжских вод мерных судаков и окуней и нежились в лучах жаркого летнего солнца, даже не подозревая, что в лагере в это время уже час льет ливень и девчата как могут спасают его от затопления.

 

На обрыве под соснами

Озерная щука — самый частый трофей спиннингистов. Фото: Васильева Дмитрия.

Лишь выбравшись из переплетения проток в озеро, мы увидели черный грозовой фронт, накрывший противоположный берег, где находился наш лагерь. Поднявшийся ветер гнал эту чернильную массу в нашу сторону, поднимая высокую волну на открытой воде. Мы двинулись к противоположному берегу в самом узком месте озера, чтобы в крайнем случае причалить к нему и переждать непогоду. Волны захлестывали борт нашей лодки, с неба хлынул дождь, который за минуту промочил нас до нитки.

Решено было не останавливаться, а на малом ходу идти по направлению к лагерю. Через сорок минут ветер стих, и мы благополучно дошли до нашей сосновой гривы. Через час дождь закончился, мы развели костер и повесили сушиться промокшие вещи, а пока они сохли, ребята почистили рыбу, из которой приготовили уху.

Вечером кто хотел ушел на рыбалку, я же остался в лагере готовить солянку и шашлык. Когда ужин был готов, рыбаки и рыбачки стали швартоваться у берега и хвалиться уловом. Павел с женой Мариной поймали щуку на четыре с половиной килограмма и судака на кило, сын Николая Григорий — щуку под килограмм, Сергей с сыном Артемом — окуней и жереха…

 

На обрыве под соснами

И в походе можно отдыхать со вкусом. Фото: Васильева Дмитрия.

Бежали минуты, шли часы, складываясь в очередной день. Незаметно пролетела неделя в компании старых друзей и новых знакомых, которая оставила в душе и памяти только теплые, приятные воспоминания. Несмотря на то что все хорошее обязательно заканчивается, я уверен, самое лучшее еще впереди, и мы обязательно встретимся в новом, еще более красивом месте нашей необъятной Родины.

Источник

Leave a Comment