Ловля на личинку репейной моли


Ловля на личинку репейной моли

Личинку репейной моли многие рыболовы издавна считают одной из самых эффективных насадок зимнего периода. А по перволедью этот белый, с черной точкой-головкой «червячок» способен вообще привести в неистовство и разбойника окуня, и осторожную плотвицу, и задумчивого лещика. В классическом варианте мотылек размещает свое будущее потомство в еще зеленые головки репейника, где развившиеся личинки зимуют. Оттуда их вместе с семенами извлекают нарядные щеглы, проворные синицы и другие ловкие пичуги. Определить, «заряжена» ли головка лопуха просто: если она твердая, значит, вы опередили птичек и есть шанс добыть три-четыре желанные личинки.

Естественно, насадка имеет в рыболовной среде свое название — репейник. Но если личинка добыта из стебля полыни (чернобыльника), то и название ей дано рыбацким людом соответственное — чернобыльник. Октябрь — самое время для заготовки впрок этих уловистых насадок. И репейные «шишки», и стебли полыни можно хранить до весны на балконе, изымая из них личинок по мере надобности. Понятное дело, их укладывают перед рыбалкой в сухую мотыльницу (упаси бог положить их вместе с мотылем или опарышем!) и пересыпают крахмалом.

Это, однако, присказка. Теперь — сказка. Давно это было. Возвращаясь как-то в октябре «с поля» в задумчивости после неудачной рыбалки, я машинально пнул ногой засохший пенек шиповника. Пенек выскочил из земли. У корневища заметил необычное расширение, нарост, похожий на шишку. Чем-то он меня заинтересовал. Достал нож и полоснул его. И, оп! Лезвие не осилило эту шишечку. Ковырнул посильнее. Не получилось. Стало интересно. Остановился, нашел подходящий в качестве операционного стола пенек. Силовое, но аккуратное вскрытие выявило внутри этого образования знакомые личинки. Только они были покрупнее репейника-чернобыльника, да и головки существенно заметнее и темнее.

Памятуя о предстоящем перволедье, решил на всякий случай сделать запас необычной насадки. А есть ли еще такие шишки-наросты на живых растениях? Оглядевшись, увидел заросли шиповника и направился к ним. Разгребая траву, прямо у прикорневых утолщений нашел еще несколько подобных шишек. Одни были крупные, размером с грецкий орех, были и середнячки, попадались и совсем мелкие. И весьма различной формы — от шаровидной до «загогулистой», типа арахиса. Ободрав руки и щедро украсив их колючками, срезал-таки около десятка шишек и пошел домой, где положил добычу в холодильник и успешно забыл о ней весьма надолго.

Считая себя «продвинутым безнасадочником», я неплохо отловил почти до середины января. А потом все. Последний месяц зимы в разгаре, а уловы курам, пардон, кошкам на смех. Может, рыба забастовала, а может, сам «замастерился». В общем, получил щелчок по носу за свою излишнюю самоуверенность. Ища утешения во «всеобщем глухозимье», заглянул в холодильник, холодец достал (жена — мастерица по таким делам), за хренком ядреным самоличного приготовления на нижнюю полочку заглянул — глядь, а там пакетик затаился. Да, да. С теми самыми шишками. С холодцом и хреном разобрался быстро. Было под что. А с шишками пришлось повозиться. С трудом расковыряв штуки три, добыл с десяток личинок. Причем вскрытие без жертв не обошлось.

Поскольку обитатели нароста размещались внутри укрытия хаотично, то некоторые из них, попав под нож, бесславно погибли. Уцелевшие были уложены в спичечный коробок, пересыпаны крахмалом и, короче, полностью подготовлены к предстоящей рыбалке. Да, скрепя сердце, я решил спустя два года нарушить установленное для себя табу на использование животных насадок при зимней ловле. Втихую. Ибо на предстоящий выезд собиралась вся наша «безмотыльная» бригада, что в последнее время случалось не так часто.

С утра вроде все задалось. Хороших поклевок, правда, не было. Февраль все же. Но «глючки», то есть нежные притроги рыбы к приманке, удавалось определенными техническими приемами «выстраивать» в более решительные прижимы. Затем на задержке дыхания короткая подсечка, и из окошка лунки появлялась очередная рыбка. Плотва, окушок, подлещик не давали скучать. «Пленных» не брали. Такая была договоренность, что коли на уху пойманная рыба никому не нужна, то она со всеми предосторожностями отпускалась домой. За папками и мамками. Брали ту, которая на выходе начинала поднимать воду в лунке…

Но утренний клев неверен и скоротечен. Поэтому, снявшись с места, наша команда начала поиск рыбы. Февральский лед серьезный. И толстый, и местами сырой. «Квадратно-гнездовым» способом трудно уделать его в решето. Мы разбрелись по водоему, чтобы каждый, сообразуясь со своим опытом и интуицией, нашел место с более-менее активной рыбой, а найдя, условным сигналом дал об этом знать остальным. На пятой или шестой лунке я почти выдохся. А место было знакомое — рыба точно должна здесь держаться. Но шла проводка за проводкой, а поклевок не было. Меняю темп, частоту, даю паузы — и все без толку.

Эх, была не была! Достал заветный коробок и насадил на крючок личинку. На первых двух проводках сразу понял, насколько изменилась игра мормышки. Не так, все совсем не так. Надо как-то и что-то менять. Но не успел я приспособиться, потому как кивок качнулся и уверенно пошел вниз. Его заставила это сделать вполне товарная плотва. Случайность? Сейчас проверим. Личинка практически не пострадала, поэтому, слегка поправив ее на крючке, снова отправил приманку на дно. Вторая поклевка прошла на первой проводке. Я оказался перед непростой дилеммой: звать ребят или продолжить ловлю в одиночку, дабы не подвергнуться насмешкам «за испоганенный» крючок. Пока размышлял, а размышлял долго — из лунки уже показалась пятая рыба, надо мной черным облаком навис Борис Борисыч.

— Так, браконьерим, а товарищей не зовем?
Молчу — что тут скажешь. Друзья сверлятся рядом, а я, незаметно сдернув шкурку «чернобыльника» с крючка, молча опускаю мормышку в воду. Вторая проводка — и снова поклевка. Да, видно, аромат от этих не знаю, как назвать, весьма крепкий. Ребята молча сопят рядом. У всех пусто. Не выдерживаю и сую ББ коробок.
— Энто что? — взглянув исподлобья, басит он. — Чурвяки? Крюк испоганил?
— Ну, как хочешь, — отвечаю и сажусь на ящик.
— Мужики, он на чернобыльника ловит!

Со стороны почтенной публики смешки и подколы. Сажусь и внаглую насаживаю личинку. Мормышка не доходит до дна. Поклевка — рыба. Поклевка — рыба. Очередной «мордастый» окунь выводит Бориса из равновесия. Встает и молча идет к берегу. Через минут пять он возвращается с пучком стеблей полыни. Но личинки чернобыльника ситуацию не меняют. А у меня клюет.
— На что таки ловишь, прохиндей? — гремит ББ.
Я сдаюсь и рассказываю про осень, про шишки, про ножик.
— Давай сюда их, этих, ну… шишенят!
Да, легок на язык Борис Борисыч.

Все у нас получилось в тот день. И насадка свое название получила. А шишенят, что я запас, хватило почти до конца зимы всей команде. В результате длительных проверок выявлено: урожай на шишенят бывает не каждый год. Шишки чаще встречаются на кустах, растущих рядом с полынью. Оптимальное время заготовок -конец сентября и октябрь. В морозилке холодильника личинки в непотрошеных шишках сохраняются минимум три года. В тепле быстро окукливаются. Насадка всесезонная. Летом шишенята хороши как в чистом виде, так и в качестве «бутербродного» дополнения к животным и растительным насадкам. Шишки очень твердые, поэтому, перед тем как извлекать личинок, шишки лучше замочить в воде. Часов на восемь-десять. Вот такие шишенята.

Геннадий ГАТИЛОВ

Источник

Leave a Comment