Рыбалка на озёрах Западной Сибири: места ловли и трофеи «задесятки»

НА ОЗЁРАХ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ. Е. КУЗНЕЦОВ

Когда жизнь проходит в большом городе, а ты – ещё с детства рыбак, естественно, хочется вырваться на рыбалку. Да не просто на рыбалку на ближайшие пруд, озеро, речушку, где крупную рыбу выбили ещё тридцать лет назад, а куда-нибудь подальше от людей. И даже не в Волгоградскую или Астраханскую область, на матушку Волгу, которая стала естественным стоком и накопителем стоков из всех городов европейской части России. Рыба здесь ещё водится, но трофейные размеры нужно искать адресно. Слишком большой прессинг тут происходит на рыбные богатства, как в промышленном, так и в любительском рыболовстве. Поэтому при первой возможности я выбираю Сибирь, где пока ловятся щуки «задесятки», и окуни свыше килограмма весом – здесь обычный размер. А попадаются и на три килограмма.

Когда я озвучил направление моей поездки, мой давний питерский друг, с которым совместно немало было переловлено рыбы, спросил:

– А зачем ехать так далеко за окунем и щукой? У нас в Ладоге их полно!

 Но вопрос был закрыт, едва я переспросил:

– Как давно лично ты ловил щуку более десяти килограммов весом?

– В перестройку, когда появились блёсны Mepps, практически в каждом заливе попадалась такая или около того.

– А потом?

– А потом очень редко… – был его ответ.

И так – везде. Пока у нас не научатся рыболовы выпускать рыбу трофейного размера, редкие единицы будут радовать своей могучей борьбой. Хотя в Швеции на озёрах «задесятки» – достаточно обычный размер, многие хотят побороться с бабушкой на пуд весом. А щучий фарш или филе можно купить тут же на пристани, где берётся напрокат лодка.

Читать еще:  Рыбацкие сапоги из ЭВА TORVI "Печора"

И вот мы добрались до заветной станции. Чистые автомобили, чистый белый снег даже на поселковых дорожках. Рядом со станцией бабушки продают вяленых и копчёных щурят размером под полкило. На мой вопрос, а где крупная рыба, привычный ответ, что здесь водится только такая. Я понимаю, что не успевает она вырасти до более солидного веса. У сибиряков осталась привычка от казаков и первопроходцев – их кормит тайга и река. Только не учитывается многократное увеличение населения в посёлках и городах.

И вот болотоходы Шерп везут нас по заснеженной тайге. Дома осталась европейская зима со слякотью, оттепелями, закраинами льда на больших водоёмах, а здесь лёд ещё в ноябре встал. Но на болотах бывают окна, и есть шанс провалиться на обыкновенном снегоходе. Эта огромная машина не тонет, не переворачивается, способна протекторами на резине выгребать по воде, а главное, способна выкарабкиваться на лёд или берег, даже провалившись в открытую воду. В чём мы пару раз убедились, наблюдая за первой машиной.

И вот мы на месте. Ночуем в зимовье, на рыбалку отпущено три дня. Проехали по дороге несколько озёр, которые оказались связаны между собой протоками и ручьями. Наше озеро начинается недалеко от избушки, но возле дома не клюёт. Выехали дальше сквозь снегопад. Оказалось, оно огромное, дальние берега местами толщиной с нитку, но сколько не меряли глубиномером – дно ровное, почти как стол, но с небольшими уклонами, с максимальной глубиной два с половиной метра. Зато есть почти незаметное течение. Это определили те, кто начал ловить на мормышки и чёртики. Нужно искать перепады глубин. Первому повезло Володе. Мы меряли глубину, искали перепады на дне методом «научного тыка», то есть опуская приманки до дна и прикидывая разницу в соседних лунках. А у него электронный глубиномер. Просверлил – померял, дальше пошёл. И найдя лёгкий перепад в десять сантиметров, обрыбился первым. Это был небольшой тёмный окунь. Такой размер и у нас попадается. Но – лиха беда начало. Потом на тот же балансир зацепил плотву. Глядя на это, мы сменили балансиры на Вибы, не за таким мы размером сюда ехали. Ехать за удачей – так за горизонт, ловить – так сразу трофей.

Читать еще:  Рыбалка на Ладоге на прокатных лодках.

Трофей пока не попадался, зато поняли одну закономерность. Если найти границу подводной травы и чистого дна, окуня здесь больше. Не теряя надежду, ходим, сверлим новые лунки. Переезжаем на новые места. Неплохо бы найти бровку подводного ручья, какую-нибудь ямку, но пока ограничиваемся окунем. За приятными хлопотами день пролетает незаметно. На следующий день разбиваемся на группы. Одни ловят окуня, другие сверлят лунки и наживляют им жерлицы. Азарта появилось больше. Причём, один флажок загорелся, едва мы прошли от лунки метра три. Вначале показалось, что слишком бойкий окунь резвится. Но по стремительно разматывающемуся мотовильцу стало ясно: пришла она – зубастая хозяйка подводного царства.

Спустя несколько минут первая щука под трёшку ворочалась на снегу. Окрас этих хищниц, как и всех северянок, отличается от тех, что ловят на Волге под Волгоградом и Астраханью. Я обратил внимание: у всех северянок карие глаза, изредка тёмно-янтарные, в отличие от жёлтых, какие бывают у южанок. Южанки имеют тёмные полосы, точки на зеленоватом, оливковом, а порой песчаном теле. Здешние – почти чёрные с редкими светлыми крапинами. Поэтому и окуни здесь такие тёмно-серые и почти без полос. У каждого спецназа своя форма одежды, в зависимости от характера местности. Мимикрия, однако. В траве прикинься травой, на болоте будь болотом. Клевало бойко. Как фотограф и рыбак, я разрывался на части. Сфотографировать или продолжать ловить? А вдруг именно сейчас крупняк ударит? А замешкался, рыба извалялась в снегу, и тут же коченеет на морозе минус двадцать пять.

Пока я вываживал дуплет окуней, когда на оба крючка повисло по жадине, за спиной кто-то резко вскрикнул. Оглядываюсь, Рустем колдует над лункой. Леска тетивой звенит и ёрзает по кругу. Сейчас обрежет об кромку лунки, а подниматься это нечто не хочет. Наконец, подвели к лунке и общими усилиями при помощи багра вытащили зубастую бестию. Когда вечером взвесили, она потянула на пять с лишним килограммов, а внутри было два сига, граммов по двести. Вот и угоди ей, привереде, с размером приманки.

Читать еще:  Снасти

Мне сменили много мест, и даже ездили на перешеек между двух озёр, где лёд тонкий, промытый снизу. Нам показали возможности болотохода по преодолению этих преград, проваливаясь в воду и карабкаясь на лёд. Техника шикарная. А бабушку-щуку в этот раз не нашли. Может, она была причиной того обрыва на жерлицу, когда мы играли в перетягивание туда – сюда лески жерлицы. И между нами ещё была обвита подводная палка. И, только отдавая леску, по резким рывкам рука ощущала, как щука мотает головой из стороны в сторону, пытаясь обрести свободу. Ей это удалось.

Пусть королеву этих болот мы так и не поймали, зато обрели отличных друзей, а это гораздо важнее рыбы любого размера.

Автор: Евгений Кузнецов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *